Домой » Крым » Людская боль как политический инструмент

Людская боль как политический инструмент

Крымским татарам не стоит бояться России

Любой народ на протяжении всей своей истории переживал и взлеты, и падения. Соответственно, в истории пропагандистских войн тема трагедий того или иного народа является беспроигрышным элементом борьбы. К примеру, тема массового убийства армян в годы младотурецкой республики. Та же Франция в борьбе против вхождения Турции в состав ЕС признала сей факт на официальном уровне геноцидом. Учитывая резкое отношение властей Турции к самой теме и подобным политическим ходам, формально отношение Турции к этому вопросу стало одним из дополнительных причин того, что её не пустили в Европу.

Из числа таких ударных аргументов можно считать и депортацию в годы Отечественной войны чеченцев, ингушей, крымских татар, калмыков и других.

Трагедия 23 февраля 1944 года, когда весь чеченский народ был выслан в Среднюю Азию и Казахстан, несомненно, отразилась на дальнейшей его судьбе. Именно эта трагедия в большей степени привела чеченский народ к очередной трагедии уже в конце ХХ века.

Провокаторами всех мастей успешно распространялось мнение о чеченцах как о народе-предателе. И это несмотря на то, что более 10% от общей массы населения находились на фронтах, демонстрируя чудеса храбрости и героизма. К примеру, отец автора этих строк Эдилов Яраги был в числе героических защитников Брестской крепости, а затем, выйдя из окружения, вместе с другими 18 чеченцами воевал под Сталинградом.

Его младший брат, Эдилов Ширвани, пал на поле боя во время штыковой атаки под Киевом в сентябре 1941 г. Его останки были обнаружены поисковиками города Киева лишь спустя 72 года, в августе 2013 г., рядом с останками члена Штаба обороны Киева, секретаря горкома КП(б)У и депутата Верховного Совета УССР первого созыва Тимофея Власовича Шамрыло.

Третий брат Яраги — Эдилов Зеавди, пропал без вести, в первые дни войны. Таких примеров можно приводить много.

Следовательно, если начать глубоко разбираться в национальном составе перебежчиков и предателей, то может возникнуть множество вопросов.

Однако случилось то, что случилось. Депортация — это, несомненно, страшная трагедия для чеченского и всех других народов.

В наши годы не утихают попытки развернуть сепаратистские фронты на Северном Кавказе, начиная с «черкесского геноцида», заканчивая «чеченским вопросом». И всё это под эгидой уже не отдельных национальных движений, а с элементом религиозного обоснования.

То есть, это преподносится не только в качестве национально-освободительной борьбы против колониализма, но и как спасение религии. Тем циничнее звучат подобные голоса, учитывая те свободы, что добилась сама Россия за последние годы. Добилась, мучительно ища верный путь к процветанию, избавляясь от идеологического груза советского прошлого. На этом фоне появилась, как и в годы гражданской войны, своя пропагандистская Антанта, «друзья России». Упаси Бог от «друзей Сирии»!

Кто они, «друзья России»? Традиционно англо-саксонский блок с подчиненным ему германским элементом. Чего они хотят? Наступать на исторические болячки России, постоянно напоминая ей, что она не ровня им, и от нее требуется лишь подчинение. И в этой связи, кстати, — тема Кавказа, если быть конкретнее, депортации, а через нее вопрос защиты прав человека в Северокавказском регионе.

Никто не оправдывает преступников типа Сталина или Берии, не щадивших в первую очередь самих русских. Речь о другом: отчетливо прослеживается тенденция к тому, чтобы ослабить Россию посредством локальных конфликтов. И для этого используются тема то депортации, то геноцида. Когда люфтваффе Евросоюза или США бомбят какую-нибудь деревушку в Афганистане или из зондеркоманды ликвидируют (естественно, по ошибке!), целую семью мирных граждан, то это непременно установление демократии. Наведение же порядка у себя дома — преступление государства против народа.

Западная внешняя политика целиком и полностью пронизана идеей превосходства и мессианства. При этом со свойственной католическому миру прагматичностью в выборе средств особо себя не обременяющая. Поэтому, далекие от судьбы чеченского народа, вдвойне лживы их слова поддержки этого народа. Как бы им не представлялись представители сепаратистов «бойцами за свободу», а их вылазки — «национально-освободительной борьбой», сущность бандитизма не изменяется.

Чтобы упрочить свои позиции на пропагандистском фронте, нагнетается тема вайнахских диаспор, проживающих за пределами России. Известно, как они образовались: как итог Кавказской войны, как массовый исход не принявших новую власть. Памятуя прошлое, в их среде нашлись те, кто жаждет реванша. Историческая народная боль как форма выражения протеста сыграет свою роль в подпитке антироссийских настроений.

Ошибочность этого пути очевидна хотя бы на том примере, какое развитие было у зарубежных диаспор, а какое — у тех, кто не покинул свою Родину. Давайте взглянем на сирийских чеченцев. Там наблюдались процессы постоянного стремления их ассимилировать, притеснения со стороны соседних племен, запрет на преподавание родного языка.

Да, надо отдать должное факту того, что чеченцы охотно брались арабскими режимами в качестве воинов. Пример тому Иордания. Но ни в одной стране они не получили официального права на преподавание родного языка. А как известно, нет языка — нет народа. Это аксиома. Учитывая врожденный симбиоз требований знания языка и собственной генеалогии, у чеченцев тема национальной идентичности стоит на первом месте.

Яркий же пример успешной ассимиляции чеченцев — Турция. Там жестко проводилась политика отуречивания населения. И попробуй не выучить турецкий язык или посметь преподавать свой родной! Переселенцы в Турции были обустроены на каменистых землях. В итоге значительная часть переселившихся умерла от голода и лишений. Лишь в последние годы турецкие власти взяли курс на развитие национально-культурных автономий. И то — в качестве попытки показать себя самой европейской страной среди всех европейских.

Недавно мы в городе Газиантеп (Турция) посетили школу сирийских беженцев. Среди них в младших классах были чеченские дети. Мы хотели им помочь, но дети побоялись нам признаться, что они чеченцы. Дети испугались репрессий.

Теперь другой пример — Россия. Благодаря ей малые народы не только смогли обрести национально-территориальные свойства, но и сохранить культуру, обычаи и язык. В сравнении (ну, как бы ни ругали советскую власть!) с турецкой внутренней политикой годы советской власти не так пагубно отразились на характере, культуре, языке проживавших на её территории народов. Советская ассимиляция и в подметки не годится турецкой! Именно Россия и позволила малым народам, в том числе и мне, приобщиться к мировым кладезям науки и искусства, при этом не потерять своего национального лица. Этого никак не могут простить России.

На сегодняшний день в зарубежной прессе отмечается процесс запугивания крымских татар при условии, если Крым войдет в состав России. Утверждается, что крымские татары потеряют свою национальную идентичность. Полагаю, пример Чечни, наглядно показывает, что подобные утверждения лишены реальной почвы. На территории Чеченской Республики за последние годы построены и восстановлены сотни мечетей, медресе, зиярты, функционирует Исламский университет, обустроены почитаемые мусульманскими паломниками святые места. Местное телевидение, включая спутниковый канал, вещающий на все европейские страны и Ближний Восток, использует в эфире в основном родной чеченский язык.

 

Депутатами Государственной Думы России являются несколько человек этнических чеченцев, которые могут выступать с законодательной инициативой при решении различных вопросов, затрагивающих интересы чеченского этноса. Кроме того, в отдельных федеральных министерствах и ведомствах должности заместителей министров также занимают этнические чеченцы, включая такое ключевое министерство, как министерство юстиции. А политическому авторитету главы Чеченской Республики, Героя России Р. А. Кадырова мог бы позавидовать губернатор любого субъекта Российской Федерации.  Сегодня любой житель Чечни осознает, что нахождение его народа в составе такого мощного государства, каковым является Россия, обладающая к тому же ядерным оружием сдерживания, является не только стратегической прерогативой для экономического развития, но также служит основой для сохранения национальной самобытности и культурно-религиозной идентичности чеченцев.

Таким образом, полагаю, что крымские татары, войдя в состав России, получат реальный исторический шанс для своего возрождения. Кто хоть немного читал историю, тот знает, что самыми кровавыми колониальными войнами были войны Запада против народов Азии и Африки. Кто сегодня может назвать хоть одну бывшую колониальную страну, которая не испытывала бы чувство страха от своих западных партнеров? Какую из бывших колониальных стран не может настигнуть участь Ливии (где на начало ее уничтожения уровень жизни был одним из самых высоких в Европе и куда просвещенные англо-саксонцы и германцы не брезговали выезжать на заработки).

Тему депортации подпитывает ряд неправительственных организаций США (неизвестно кем финансируемых). Они сумели сунуть свой нос даже тогда, когда в Российской Федерации был принят нашумевший закон об НКО. Широкая пропагандистская машина вбирает в себя указанную тему. Очевидно, что для рынка НКО в России открыты две перспективные дороги: это либералы и права человека и северокавказская тема, в частности, тема депортации.

Удары по болевым точкам наносятся по всем фронтам. Создается идеологическая база для дальнейшего наращивания сепаратистского потенциала в регионе. К чему это может привести, мы можем видеть сегодня на примере той же Украины. На фоне объективных социально-политических причин (обнищание народа, коррупция, желание быть в ЕС и прочее) выступления подготовленного протестного меньшинства вылилось в явное вооруженное противостояние террористических группировок против властей.

Западными эмиссарами все это заранее было приурочено к тому периоду времени, когда весь мир наслаждался олимпийскими рекордами в Сочи, когда Россия, расправив свои плечи, пыталась удивить всю планету своим гостеприимством. В этой ситуации Украинские события явились для России, как удар молота по голове, как нож в спину. В завершение ко всему — циничные слова продвинутых европейцев о демократии и защите прав человека. Мне, чей дядя сложил под Киевом свою голову за судьбу Украины, до боли обидно за такой поворот событий.

Обязанность российских властей — не допустить украинского сценария на Северном Кавказе. Тема «хватит кормить Кавказ!» захлебнулась. Теперь на очередь выставлена многократно пережеванная тема депортации. Возможно, что российские либералы, а также скрытые враги чеченского этноса поднимут и эту тему, вменяя в вину нынешней власти тяжелое прошлое.

А дальше что? Повторение современной чеченской трагедии, длившейся долгих 13 лет? Или, может быть, сирийский сценарий для России, куда входит моя многострадальная Чечня и без которой у нее нет никакого будущего? Неужели найдется так много людей, до которых это еще не дошло? И сколько ж боли народу нужно испытать, чтобы осознать это?

Бесспорно одно: тема депортации – это тема форумов, диспутов ученых, студентов. Масса архивных материалов всё ещё лежат не тронутыми. При желании не сложно добраться до истины, а не до крови. Их можно и нужно изучать. Но не следует эту болезненную тему вносить в плоскость политической борьбы, в виду пагубности и бесперспективности пути, ведущему к расколу и противостоянию.

В мире не найдется ни одного общества на теле, которого, не было б рубцов от старых ран. Если их ворошить они могут только кровоточить, не давая людям возможности жить и созидать.

Ибрагим ЭДИЛОВ.